Когда мы склонны паниковать и унывать перед лицом опасности и неизвестности, нужно проповедовать себе самые важные истины:

  • Всемогущий Бог царствует и над вирусами, и над пандемиями, чтобы люди искали Его. «Дабы узнали от восхода солнца и от запада, что нет кроме Меня; Я Господь, и нет иного. Я образую свет и творю тьму, делаю мир и произвожу бедствия; Я, Господь, делаю все это» (Ис. 45:6-7). «Бывает ли в городе бедствие, которое не Господь попустил бы?» (Амос 3:6).
  • Любящий Бог руководит всеми событиями так, что они содействуют нашему благу и Его славе (Ин. 11:4). «Вот, вы умышляли против меня зло; но Бог задумал это на добро, чтобы сделать то, что теперь есть: сохранить жизнь великому числу людей» (Быт. 50:20). Причем, цитируя «все содействует ко благу», важно понимать, что главное благо, о котором писал Павел – наше уподобление Христу (Рим. 8:28-29). 
  •  Если Бог всемогущий, значит в жизни нет ничего случайного. То, что кажется нам досадной неприятностью, чьей-то фатальной ошибкой, роковой случайностью и т.д., на самом деле любящий Бог специально делает, чтобы испытывать, т.е. проявлять и укреплять нашу веру, таким образом, освящая нас и приближая к Себе: «И помни весь путь, которым вел тебя Господь, Бог твой, по пустыне, вот уже сорок лет, чтобы смирить тебя, чтобы испытать тебя и узнать, что в сердце твоем, будешь ли хранить заповеди Его, или нет; Он смирял тебя, томил тебя голодом и питал тебя манною, которой не знал ты и не знали отцы твои, дабы показать тебе, что не одним хлебом живет человек, но всяким [словом], исходящим из уст Господа, живет человек; … И знай в сердце твоем, что Господь, Бог твой, учит тебя, как человек учит сына своего» (Втор. 8:2-3, 5). Именно Бог не только питает манной, но и ведет в пустыню и томит голодом, причем делает Он это со всеми Своими детьми, включая возлюбленного единородного Сына (Мф. 4:1-2). 
  • Испытания, которые кажутся нам новыми, необычными и уникальными, на самом деле – обычные для людей (1 Кор. 10:13). В течение всей истории после грехопадения люди сталкивались с эпидемиями, катастрофами, войнами, болезнями. А гонения сопровождали верующих с тех пор, как Каин убил Авеля. Новозаветной церкви великая скорбь знакома с самого ее зарождения, особенно – первые три века. И в эту самую секунду, когда вы читаете это, где-то в мире наши братья и сестры неимоверно страдают за Христа.
  • И наконец, что такое смерть для христианина? Нынешние испытания выявляют, думаем ли мы больше о вечности, чем о земной жизни, что именно мы думаем о вечности, и самое главное в этом – мечтаем ли о встрече с Возлюбленным? Апостол Павел мечтал: «Ибо для меня жизнь ‒ Христос, и смерть—приобретение… имею желание разрешиться и быть со Христом, потому что это несравненно лучше» (Фил. 1:21-23). 

          Поэтому, сделаем выводы: не нужно паниковать, унывать или увлекаться мыслями о «конце света». Мы не знаем, сколько еще Господь нам отмерил. Зато Он точно сказал нам, что Его приход будет неожиданным, и поэтому наше дело – не гадать о сроках и признаках, а всегда жить бодрствуя, в готовности предстать перед ним (Мф. 24:42). Клайв Льюис писал со свойственной ему пророческой проницательность о подобном страхе перед атомной угрозой: «Первое, что нужно сделать – это собраться с силами. Если мы все будем уничтожены атомной бомбой, пусть эта бомба, когда она придет, застанет нас за какими-то разумными и человеческими вещами - молитвой, работой, учебой, чтением, слушанием музыки, купанием детей, игрой в теннис, болтовней с друзьями за пинтой пива и игрой в дартс — а не жмущимися друг к другу, как испуганные овцы, и думающими о бомбах. Они могут разрушить наши тела (микроб может это сделать), но они не должны господствовать над нашим разумом» («Про жизнь в атомную эпоху»).


Заместитель директора магистерской программы в КБС «Библейское душепопечение»,

Андрей Мурзин